Ноя 29

Фашистская и ультранационалистическая активность в странах Балтии

Автор: , 29 Ноя 2012 в 23:30

Немецкий Бундестаг
Регистрационный номер 17/9384
17-й избирательный период

Малый запрос (форма обращения группы депутатов с вопросами к федеральному правительству. В письменной форме, подразумевает также письменный ответ, который не подлежит дебатам в Бундестаге, прим. перев.) депутатов :
Улла Йепке, Севим Даг-делен, Хайдрун Дитрих, Аннете Грот, Инге Хёгер, Петра Пау, Катрин Зенгер-Шефер, Александр Ульрих, Катрин Вернер и фракция «левые»

С обретением независимости от Советского Союза в Балтийских странах начались демонстрации ультранационалистических устремлений вместе с симпатиями, точнее сказать реабилитацией фашистских коллаборантов и нивелированием (снижением роли) Холокоста. Отчётливым признаком этого являются марши (нео) нацистов: в день Литовской Независимости в центре Вильнюса ежегодно маршируют сотни неонацистов, в Риге, также в марте, проходит демонстрация в честь латышских Ваффен-СС, в которой в этом году приняло участие почти 1 500 человек. По данным научного сотрудника Моники Лёвенберг, три четверти демонстрантов моложе 30 лет. На обоих шествиях несут свастику, которая фактически легализована. Обе демонстрации находят поддержку высокопоставленных политиков. Латышский президент например, публично призывает склонить головы, поскольку Ваффен бойцы пали «за свою Родину» (цит. РИА Новости, 28 февраля 2012). В Эстонии мероприятия в честь ветеранов Ваффен СС также поддерживаются официальной политикой. Нынешний министр обороны Март Лаар и премьер-министр посылают приветствия и произносят речи, кроме того, Март Лаар является издателем хвалебного альбома «Эстонский легион — в описаниях и иллюстрациях». Министерство обороны сообщает о том, что уже весной этого года будет представлен проект закона о признании бойцов в качестве участников сопротивления, и критики опасаются, что это станет реабилитацией членов Ваффен СС. Европейская Комиссия по борьбе с расизмом и нетолерантностью подвергла критике подобные действия властей в связи с (нео)нацистскими устремлениями,  как в Латвии, так и в Литве.

В протестах против ницистских маршей участвует очень мало людей. Международное внимание привлек инцидент в Риге. Делегация антифашистов, в которой был также латышский депутат Европарламента и спикер организации «Латвия без нацизма», возложила венок в память о жертвах фашизма к подножию памятника свободы в Риге. Этот венок был тут же прикрыт гербом Ваффен СС, одним из нацистских активистов. Когда члены делегации попытались вновь открыть для обозрения свой венок «жертвам нацизма», они были грубо оттеснены полицией (http://stopnazism.wordpress.com/). Вспышки антисемитизма и оправдывание  нацистских преступников в прессе, а также в высших политических кругах, уже давно не являются исключением в регионе. Литовский министр иностранных дел Аудронис Ажубалис в середине января заявил, что между Сталиным и Гитлером нет никакой разницы, «кроме разве усов» (lrutas, 20 января 2012).

Кроме того, еврейская община в Литве озабочена реабилитацией так называемых «борцов за свободу» 1941 года, под которыми подразумеваются участники Литовского Фронта Активистов, проводившие погромы непосредственно перед вступлением немецких войск.

Прежде всего Россия остро критикует вышеописанныю политику правительств стран Балтии. Однако и западные посольства в прошлом уже заостряли отрицание таких  историко-ревизионистских тенденций, в первую очередь символическими жестами. К этому надо отнести, например, чествование бывших еврейских партизан. Так Фани Бранковская, подвергаемая нападкам в литовской прессе и юстиции, была награждена немецким крестом «За заслуги».

Мы спрашиваем федеральное правительство:

1. Как оценивает правительство феномен ультраниционалистических, антисемитских и частично профашистских действий в вышеназванных странах (в связи со степенью их организованности, распространённости, обширности и общественного согласия)?
2. Как федеральное правительство оценивает отношение тамошних властей к этому феномену и в особенности какова его оценка процитированных позитивных мнений правительственных кругов к прибалтийским Ваффен СС?
3. Какими конкретно сведениями обладает федеральное правительство о тенденциях реабилитации сил, которые с 1941 года сотрудничали с оккупационными властями и частично, в рамках реализации собственной антисемитской программы, самостоятельно начали погромы? Насколько ясно федеральное правительство выражает своё мнение по этому поводу в отношении правительств стран Балтии?
4. Какими сведениями обладает федеральное правительство о состоянии законопроекта эстонского министерства обороны, касающегося признания бойцов сопротивления?
а) в какой степени может быть исключена (или напротив включена) возможность того, что этот закон распространится и на членов войск СС?
б) в какой мере федеральное правительство ведёт диалог с правительством Эстонии, касательно этой темы?
5. Какой инфрмацией  о возможных контактах немецких правых экстремистов в странах Балтии владеет федеральное правительство?
а) какие совместные мероприятия, или участие немецких правых экстремистов в мероприятиях балтийских фашистов, стали за последние годы известны федеральному правительству? Как оценивает правительство роль и значение стран Балтии в немецком правом экстремизме?
б) Что известно федеральному правительству о финансировании организаций ультранационалистов в странах Балтии из государственных или негосударственных источников?
6. Какие литовские политики (по возможности краткие данные о партийной принадлежности и правительственном ранге) по данным федерального правительства принимали участие в маршах неонацистов в Вильнюсе в прошедшие годы, а также в этом году в марте, и в марше националистической молодёжи 16 февраля 2012 года в Каунасе?
Как оценивает это федеральное правительство и в какой мере оно выразило своё отношение правительству Литвы?
7. Какие латышские политики (по возможности краткие данные о партийной принадлежности и правительственном ранге) по данным федерального правительства приветствовали или сами принимали участие в маршах неонацистов в Риге в прошедшие годы, а также в этом году в марте?
Как оценивает это федеральное правительство и в какой мере оно выразило своё отношение правительству Латвии?
8. Какие эстонские политики (по возможности краткие данные о партийной принадлежности и правительственном ранге) по данным федерального правительства  принимали участие в мероприятиях в честь Ваффен СС, или в какой-либо мере выражали своё одобрение?
Как оценивает это федеральное правительство и в какой мере оно выразило своё отношение правительству Эстонии?
9. Какими сведениями владеет федеральное правительство о состоянии или продолжении политически мотивированных судебных процессов в отношении быших еврейских партизан или партизанок со стороны литовской прокуратуры (см. запрос Бундестага 16/10452) и какие дальнейшие инициативы предприняты федеральным правительством в этой связи?
10. Какую позицию занимают послы Германии в странах Балтии и в какой степени они пытаются высказать своё отрицание описанных феноменов и тенденций, а также оказать поддержку антифашистам и жертвам расизма и насилия?
а) каким образом это выражается в конкретных мероприятиях (проводимые или запланированные, а также поддержанные мероприятия перечислить)?
б) насколько предметно обсуждается при этом роль коллаборантов, таких как ЛАФ или «временное правительство» Литвы летом 1941?
11. Были ли за последние годы приглашения немецким послам в странах Балтии, принять участие  в нео-нацистских мероприятиях и демонстрациях, и если да, то каким образом посольства реагировали на это и в какой степени эта реакция была обнародована?
12. Присоединился ли посол Германии вместе с другими коллегами из Великобритании, Эстонии, Франции, Нидерландов, Норвегии и Швеции, к письму польского посла в Литве в ноябре 2010, где критикуется общественное сомнение в Холокосте, как историческом факте, со стороны тогдашнего литовского министерства внутренних дел (Baltic News Service, 26. ноября 2010), и если нет, то почему и какие дальнейшие инициативы по этому поводу были предприняты немецким послом?
13. Выразил ли немецкий посол в Вильнюсе своё отношение к маршу неонацистов 11 марта 2012 года (дословный текст приложить) или принял ли участие в выражении протеста против демонстрации?
14. В какой мере немецкие посольства в странах Балтии имеют контакт с другими послами, в связи с координацией действий против ультра-националистической политики?
15. Что предприняло в прошедшие годы федеральное правительство для того. чтобы представить свою позицию правительствам Эстонии, Латвии и Литвы (просим ответить по-возможности подробнее), и что намеревается делать в дальнейшем?
16. Насколько данная проблематика обсуждается в рамках Европейской комиссии?

Берлин, 24 апреля 2012
Проф. Грегор Гизи и фракция

Оригинал публикации

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.

  • Наши баннеры

    Союзное движение 17 марта
    Союзное движение 17 марта
  • Товарищ!


    Товарищ! Поддержка и продвижение Песен Русского и Советского Сопротивления - твой реальный вклад в освобождение родной страны от космополитической клики воров и предателей! Реквизиты для перечисления материальной помощи: Яндекс-Деньги: 41001348080539 Webmoney: R168030041212, Z228873363186 Через Сбербанк на карту MasterCard номер: 5336 6900 8462 2432 действительна по 12/19, Харчиков Александр Анатольевич
    Сплотим Силы - Спасём Россию!
    Возродим великую Советскую страну!