Ноя 02

ЧТО ЭТО КАК НЕ ИЗМЕНА РОДИНЕ ??

Автор: , 02 Ноя 2017 в 19:44

Картинки по запросу остров даманский

 

Решением правительства и Путина, ранее отдали Китаю острова, за которые в 1969 году погибли 66 наших героев пограничников. острова ДАМАНСКИЙ и ТАРАБАРОВА напротив Хабаровска они подарили китайцам, и теперь весь Хабаровск может простреливается даже не ракетами а просто минометами с сопредельной стороны. ЕСТЬ МНЕНИЕ, ЧТО ЭТО ПО СУТИ ПРЕСТУПЛЕНИЕ ПРОТИВ РОДИНЫ, НАРОДА и ПАМЯТИ ПОГИБШИХ ГЕРОЕВ ? Как и про погибшего летчика в Турции, ради подковерных игр, плюнули и на его память. А вы об этом еще не забыли ?. Из донесения в штаб Краснознаменного Дальневосточного округа: «23 января 1969 г. в 11.15 вооруженные китайские военнослужащие начали обходить остров Даманский. На требование покинуть территорию нарушители стали кричать, размахивать цитатниками и кулаками. Спустя некоторое время они набросились на наших пограничников…» Вспоминает непосредственный участник событий А. Скорняк: «Рукопашный бой был жестоким. Китайцы пустили в ход лопаты, железные прутья, палки. Наши ребята отбивались прикладами автоматов. Чудом обошлось без жертв. Несмотря на численное превосходство нападающих, пограничники обратили их в бегство. После этого случая на льду ежедневно происходили столкновения. Они всегда заканчивались драками. К концу февраля на заставе «Нижне-Михайловка» не было ни одного бойца «с целой физиономией»: «фонари» под глазами, разбитые носы, но настроение боевое. Каждый день такое «зрелище». И командиры – впереди. Начальник заставы старший лейтенант Иван Стрельников и его замполит Николай Буйневич мужики были здоровые. Прикладами и кулаками немало китайских носов и челюстей посворачивали. Хунвэйбины их как огня боялись и все кричали: «Вас мы первыми убьем!». Командир Иманского погранотряда полковник Демократ Леонов постоянно докладывал, что в любой момент конфликт может перерасти в войну. Москва отвечала как и в 1941-м: «Не поддаваться на провокации, все вопросы решать мирным путем!». А это значит – кулаками и прикладами. Пограничники надевали тулупы и валенки, брали автоматы с одним магазином (на минуту боя) и шли на лед. Для поднятия боевого духа китайцам выдавали цитатник с изречениями Великого кормчего и бутылку ханжи (китайской водки). После принятия «допинга» китайцы бросались врукопашную. Один раз во время потасовки им удалось оглушить и утащить на свою территорию двух наших пограничников. Затем их казнили. 19 февраля китайский Генштаб утвердил план под кодовым названием «Возмездие». В нем, в частности, говорилось: «…если советские солдаты откроют по китайской стороне огонь из стрелкового оружия – ответить предупредительными выстрелами, а если предупреждение не окажет должного эффекта – дать «решительный отпор в целях самозащиты». Напряжённость в районе Даманского нарастала постепенно. Вначале граждане КНР просто выходили на остров. Потом стали выходить с плакатами. Потом появились палки, ножи, карабины и автоматы… До поры до времени общение между китайскими и советскими пограничниками было относительно мирным, однако в соответствии с неумолимой логикой событий быстро переросло в словесные перепалки и рукопашные потасовки. Наиболее ожесточённая схватка произошла 22 января 1969 г., в результате которой советские пограничники отбили у китайцев несколько карабинов. При осмотре оружия выяснилось, что патроны уже находились в патронниках. Советские командиры отчётливо понимали, насколько напряженной является обстановка и потому все время призывали своих подчинённых к особой бдительности. Были приняты превентивные меры — например, до 50 человек увеличили штат каждой погранзаставы. И тем не менее, события 2 марта оказались для советской стороны полной неожиданностью. В ночь с 1 на 2 марта 1969 г. около 300 военнослужащих Народно-освободительной армии Китая (НОАК) переправились на Даманский и залегли на западном берегу острова. Китайцы были вооружены автоматами АК-47, а также карабинами СКС. У командиров были пистолеты ТТ. Всё китайское оружие было изготовлено по советским образцам. В карманах китайцев не было никаких документов и личных вещей. Зато у каждого — цитатник Мао. Для поддержки высадившегося на Даманский подразделения на китайском берегу были оборудованы позиции безоткатных орудий, крупнокалиберных пулемётов и миномётов. Здесь же дожидалась своего часа китайская пехота общей численностью в 200-300 человек. Около 9.00 утра по острову прошёл советский пограничный наряд, но вторгшихся китайцев он не обнаружил. Спустя полтора часа на советском посту наблюдатели заметили передвижение группы вооружённых людей (до 30 человек) в направлении Даманского и немедленно сообщили об этом по телефону на заставу Нижне-Михайловка, находившуюся в 12 км южнее острова. Начальник заставы ст. лейтенант Иван Стрельников поднял своих подчинённых «в ружьё». Тремя группами, на трех машинах — ГАЗ-69 (8 человек), БТР-60ПБ (13 человек) и ГАЗ-63 (12 чел.) советские пограничники прибыли на место. Спешившись, они двинулись в направлении китайцев двумя группами: первую вёл по льду начальник заставы ст.лейтенант Стрельников, вторую – сержант В.Рабович. Третья группа, которую вел ст. сержант Ю.Бабанский, двигаясь на автомобиле ГАЗ-63, отстала и прибыла на место на 15 минут позже. Приблизившись к китайцам, И.Стрельников выразил протест по поводу нарушения границы и потребовал от китайских военнослужащих покинуть территорию СССР. В ответ первая шеренга китайцев расступилась, а вторая открыла внезапный автоматный огонь по группе Стрельникова. Группа Стрельникова и сам начальник заставы погибли сразу. Часть нападавших встала со своих «лёжек» и ринулась в атаку на горстку советских бойцов из второй группы, которой командовал Ю.Рабович. Те приняли бой и отстреливались буквально до последнего патрона. Когда нападающие достигли позиций группы Рабовича, то добили раненых советских пограничников выстрелами в упор и холодным оружием. Об этом позорном для Народно-освободительной армии Китая факте свидетельствуют документы советской медицинской комиссии. Единственным, кто буквально чудом остался в живых , оказался рядовой Г.Серебров. Придя в сознание в госпитале, он рассказал о последних минутах жизни своих друзей. Именно в этот момент подоспела третья группа пограничников под командованием Ю.Бабанского. Заняв позицию на некотором удалении позади своих гибнущих товарищей, пограничники встретили наступающих китайцев огнём из автоматов. Бой был неравный, в группе оставалось всё меньше бойцов, быстро кончались боеприпасы. К счастью, на помощь группе Бабанского пришли пограничники с соседней заставы Кулебякины Сопки, находившейся в 17-18 км севернее Даманского, которыми командовал старший лейтенант В.Бубенин Получив утром 2 марта телефонное сообщение о происходящем на острове, Бубенин посадил в БТР более двадцати бойцов и поспешил на выручку соседям. Около 11.30 бронетранспортёр достиг Даманского. Пограничники высадились из машины и почти сразу же столкнулись с большой группой китайцев. Завязался бой. В ходе боя старший лейтенант Бубенин был ранен и контужен, но управления боем не утратил. Оставив на месте нескольких солдат во главе с младшим сержантом В.Каныгиным, он с четырьмя бойцами погрузились в БТР и двинулись вокруг острова, заходя в тыл китайцам. Кульминация боя наступила в тот момент, когда Бубенину удалось уничтожить командный пункт китайцев. После этого нарушители границы стали покидать свои позиции, унося с собой убитых и раненых. Так закончился первый бой на Даманском. В бою 2 марта 1969 года советская сторона потеряла убитыми 31 человека — именно такая цифра была приведена на пресс-конференции в МИДе СССР 7марта 1969 года. Что касается китайских потерь, то они достоверно не известны, поскольку Генштаб НОАК до сих пор не обнародовал эту информацию. Сами же советские пограничники оценивали общие потери противника в 100-150 солдат и командиров. 15 марта 1969года После сражения 2 марта 1969 года на Даманский постоянно выходили усиленные наряды советских пограничников — численностью не менее 10 человек, с достаточным количеством боеприпасов. Саперы проводили минирование острова наслучай атаки китайской пехоты. В тылу, на расстоянии нескольких километров от Даманского, была развёрнута 135-я мотострелковая дивизия Дальневосточного военного округа — пехота, танки, артиллерия, реактивные установки залпового огня «Град». 199-й Верхне-Удинский полк этой дивизии принял непосредственное участие в дальнейших событиях. Китайцы тоже накапливали силы для очередного наступления: в районе острова готовился к бою 24-й пехотный полк Народно-освободительной армии Китая, в составе которого насчитывалось до 5000 солдат и командиров! 15 марта, заметив оживление на китайской стороне, на остров вышел отряд советских пограничников в составе 45 человек на 4-х БТРах. Еще 80 пограничников сосредоточились на берегу в готовности поддержать своих товарищей. Около 9.00 15-го марта на китайской стороне заработала громкоговорящая установка. Звонкий женский голос на чистом русском языке призывал советских пограничников покинуть «китайскую территорию», отказаться от «ревизионизма» и т.д. На советском берегу тоже включили громкоговоритель.Трансляция велась на китайском и довольно простыми словами: одумайтесь, пока не поздно, перед вами — сыновья тех, кто освобождал Китай от японских захватчиков. Через некоторое время с обеих сторон наступила тишина, а ближе к 10.00 китайская артиллерия и миномёты (от 60 до 90 стволов) начали обстрел острова. Одновременно 3 роты китайской пехоты (в каждой по 100-150 человек) пошли в атаку. Бой на острове носил очаговый характер: разрозненные группы пограничников продолжали отражать атаки китайцев, которые численно значительно превосходили оборонявшихся. По воспоминаниям очевидцев, ход боя напоминал маятник: каждая из сторон теснила противника при подходе резервов. При этом, однако, соотношение в живой силе все время было примерно 10:1 в пользу китайцев. Около 15.00 был получен приказ на отход с острова. После этого прибывшие советские резервы пытались провести несколько контратак с целью изгнания нарушителей границы, но они оказались неудачны: китайцы основательно укрепились на острове и встречали наступавших плотным огнем. Лишь к этому моменту было принято решение использовать артиллерию, поскольку возникла реальная угроза полного захвата Даманского китайцами. Приказ об ударе по китайскому берегу отдал первый зам. командующего ДВО генерал-лейтенант П.М.Плотников. В 17.00 отдельный реактивный дивизион установок БМ-21 «Град» под командованием М.Т.Ващенко нанёс огневой удар по местам скопления китайцев и их огневым позициям. Так впервые был применён тогда ещё сверхсекретный 40 ствольный «Град», способный выпустить весь боезапас за 20 сек. За 10 минут артналёта от китайской дивизии осталось, ничего не осталось. Значительная часть китайских солдат на Даманском и сопредельной территории, была уничтожена огненным шквалом (по китайским данным более 6 тысяч). В иностранной прессе сразу же пошла шумиха, что русские применили неизвестное секретное оружие, то ли лазеры, то ли огнемёты, или чёрт его знает что. (И началась охота на это, чёрт знает что, которая увенчалась успехов на далёком юге Африки через 6 лет. Но это уже другая история…) Одновременно полк ствольной артиллерии, оснащённый 122-мм гаубицами, открыл огонь по выявленным целям. Артиллерия била 10 минут. Налёт оказался исключительно точным: снаряды уничтожили китайские резервы, миномёты, штабеля снарядов и т.д. Данные радиоперехвата говорили о сотнях погибших солдат НОАК. В 17.10 в атаку пошли мотострелки (2 роты и 3 танка) и пограничники на 4-х БТРах. После упорного боя китайцы начали отход с острова. Затем они попробовали вновь захватить Даманский, но три их атаки завершились полным провалом. После этого советские солдаты отошли на свой берег, а китайцы не предпринимали более попыток завладеть островом. Китайцы еще в течение получаса вели по острову беспокоящий огонь, пока не утихли окончательно. По некоторым оценкам, от удара «Градов» они могли потерять не менее 700 человек. На продолжение провокаторы не решились. Есть также сведения, что 50 китайских солдат и офицеров были расстреляны за трусость. На другой день на Даманский прибыл первый зампред председателя КГБ СССР генерал-полковник Николай Захаров. Он лично исползал весь остров (длина 1500–1800, ширина 500–600 м, площадь 0,74 кв. км), изучил все обстоятельства беспрецедентной схватки. После этого Захаров сказал Бубенину: «Сынок, я прошел Гражданскую войну, Великую Отечественную, борьбу с оуновцами на Украине. Все видел. Но такого – не видел!» А генерал Бабанский рассказал, что самый примечательный эпизод в полуторачасовом бою был связан с действиями младшего сержанта Василия Каныгина и повара заставы рядового Николая Пузырева. Они успели уничтожить наибольшее число китайских солдат (позже подсчитали – почти взвод). Причем, когда у них закончились патроны, Пузырев подполз к убитым врагам и забрал у них боезапас (у каждого нападавшего было по шесть магазинов к автомату, в то время как у советских пограничников – по два), что позволило этой паре героев продолжить бой… Сам начальник заставы Бубенин в какой-то момент жестокой перестрелки сел на БТР, оснащенный башенными пулеметами КПВТ и ПКТ, и, по его словам, положил целую пехотную роту военнослужащих НОАК, перебиравшихся на остров с целью подкрепления уже ведущих бой нарушителей. Из пулеметов старший лейтенант подавлял огневые точки, а колесами давил китайцев. Когда БТР был подбит, пересел на другой и продолжал класть солдат противника, пока и в эту машину не угодил бронебойный снаряд. Как вспоминал Бубенин, после первой контузии в начале стычки «весь дальнейший бой я вел на подсознании, находясь в каком-то ином мире». Армейский полушубок офицера вражеские пули разорвали на спине в лоскуты. Кстати, такие полностью бронированные БТР-60ПБ были применены в боестолкновении впервые. Уроки конфликта учитывались по ходу его развития. Уже 15 марта солдаты НОАК выходили в бой, вооруженные значительным количеством ручных гранатометов. Ибо с целью пресечения новой провокации к Даманскому подтянули уже не два БТР, а 11, четыре из которых оперировали непосредственно на острове, а 7 находилось в резерве. Это действительно может показаться невероятным, «явно преувеличенным», но факты таковы, что после завершения боя на острове собрали (и передали потом китайской стороне) 248 трупов солдат и офицеров НОАК. Генералы, как Бубенин, так и Бабанский, и поныне скромничают. В разговоре со мной года три назад ни один из них не претендовал на цифру китайских потерь больше признанной официально, хотя понятно, что десятки убитых китайцы успели оттащить на свою территорию. Кроме того, пограничники удачно подавляли огневые точки неприятеля, обнаруживаемые на китайском берегу Уссури. Так что потери нападавших вполне могли составлять 350–400 человек. Показательно, что сами китайцы до сих пор не рассекретили цифры потерь 2 марта 1969 года, которые выглядят воистину убийственными на фоне урона советских «зеленых фуражек» – 31 человек. Известно лишь, что в уезде Баоцин расположено мемориальное кладбище, где покоится прах 68 китайских военнослужащих, не вернувшихся с Даманского живыми 2 и 15 марта. Из них пятерым присвоены звания героев КНР. Очевидно, существуют и другие захоронения. Всего в двух боях (второе нападение китайцев случилось 15 марта) погибли 52 советских пограничника, в том числе четыре офицера, включая начальника Иманского (ныне Дальнереченского) погранотряда полковника Демократа Леонова. Он наравне со Стрельниковым, Бубениным и Бабанским был удостоен Золотой Звезды Героя Советского Союза (посмертно). Ранены были 94 человека, из них 9 офицеров (был контужен, а потом ранен и Бубенин). Кроме этого свои головы сложили семь мотострелков, которые участвовали в поддержке «зеленых фуражек» во втором бою. По воспоминаниям генерала Бабанского, регулярные нарушения китайцами границы без применения оружия «стали для нас штатной ситуацией. А когда начался бой, мы почувствовали, что патронов-то у нас маловато, резервов нет, да и подвоз боеприпасов не обеспечен». Бабанский утверждает также, что строительство китайцами дороги к границе, объясненное ими как освоение района в сельскохозяйственных целях, «мы приняли за чистую монету». Так же было воспринято и замеченное перемещение китайских войск, объясненное учениями. Ночью наблюдение хоть и велось, но «наши наблюдатели ничего не видели: у нас имелся всего лишь один прибор ночного видения, да и тот позволял что-то рассмотреть на расстоянии не больше 50–70 метров». Дальше – больше. 2 марта на полигонах проходили армейские учения всех войск, дислоцированных в районе. К ним была привлечена и значительная часть офицеров-пограничников, на заставах оставались всего по одному офицеру. Складывается впечатление, что в отличие от советских военных китайские разведку провели неплохо. «Прежде чем подкрепление дошло до нас, оно должно было возвратиться к месту постоянной дислокации для приведения техники в боевую готовность, – рассказывал также Бабанский. – Поэтому прибытие резерва заняло больше времени, чем это было предусмотрено. Нам бы расчетного времени хватило, мы и так продержались полтора часа. И когда армейцы вышли на свои рубежи, развернули силы и средства, на острове практически все уже http://www.volgograd.kp.ru/daily/23383/33010/ https://www.youtube.com/watch?v=15ymESzcOCM&feature=youtu.be https://www.ok.ru/profile/348406390024/statuses/65436381549832 https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Демаркация_российско-китайской_границы_(2005)

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Обсуждение закрыто.

  • Наши баннеры

    Союзное движение 17 марта
    Союзное движение 17 марта
  • Товарищ!


    Товарищ! Поддержка и продвижение Песен Русского и Советского Сопротивления - твой реальный вклад в освобождение родной страны от космополитической клики воров и предателей! Реквизиты для перечисления материальной помощи: Яндекс-Деньги: 41001348080539 Webmoney: R168030041212, Z228873363186 Через Сбербанк на карту MasterCard номер: 5336 6900 8462 2432 действительна по 12/19, Харчиков Александр Анатольевич
    Сплотим Силы - Спасём Россию!
    Возродим великую Советскую страну!